Александр Ковалев
Александр Морозов
Анатолий Трушкин
Аркадий Арканов
Братья по Разуму
Братья Пономаренко
Виктор Коклюшкин
Виктор Разумовский
Владимир Винокур
Владимир Вишневский
Владимир Данилов
Владимир Жуков
Геннадий Ветров
Геннадий Хазанов
Данилец и Моисеенко
Дети Винокура
Евгений Петросян
Евгений Хохлов
Елена Воробей
Елена Степаненко
Ефим Смолин
Ефим Шифрин
Игорь Маменко
Игорь Христенко
Карен Аванесян
Карина Зверева
Клара Новикова
Коркина и Остроухов
Лион Измайлов
Максим Галкин
Михаил Вашуков
Михаил Грушевский
Михаил Жванецкий
Михаил Задорнов
Михаил Церишенко
Наталья Коростелёва
Николай Бандурин
Николай Лукинский
Новые Русские Бабки
Обид Асомов
Роман Карцев
Светлана Рожкова
Святослав Ещенко
Семён Альтов
Сергей Дроботенко
Сергей Лобанов
Сергей Симонов
Слава Федоров
Тет-а-Тет
Экс-ББ
Юрий Аскаров
Юрий Гальцев
Юрий Софин
Ян Арлазоров

Владимир Вишневский


Владимир Вишневский
 

Организация мероприятий с участием
Владимира Вишневского:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

* * *

На страницу Владимира Вишневского...
Фото Владимира Вишневского...
Диск Владимира Вишневского...

  

— Владимир, как, по-вашему, выглядит лучший вариант отпуска?

Владимир Вишневский:
— Моя жизнь в Москве столь насыщенна, что я мечтаю о предельно ленивом отдыхе, о плавных переходах из воды на сушу и обратно, о бездумном лежании на песке с раскинутыми руками, о полной расслабухе... Между прочим, такая сладкая жизнь для поэта — замечательный накопительный период. Но дело в том, что, как бы ни было хорошо на новом месте, через неделю уже начинает тянуть домой. Видимо, семь дней на чужбине для меня предел. Проверено опытным путем. Возможно, так происходит потому, что на родине я востребован, узнаваем, а за границей становлюсь человеком без лица, и это несколько угнетает. Поэтому рвусь домой.

— Какой вы тщеславный, однако! А морские развлечения вам нравятся?

Владимир Вишневский:
— Помню, на Ямайке Леонид Якубович соблазнял окружающих подводным плаванием, но я так и не решился. Вообще, Ямайка и Китай, где я плыл по Ян­цзы два дня, произвели на меня самое сильное впечатление. На Ямайке я отдыхал неделю по системе «все включено» и был просто потрясен: для советского человека возможность круглые сутки без ограничений поглощать вкусную пищу и разнообразные напитки — это настоящая погибель. Правда, мы занимались не столько обжорством, сколько погружением в экзотику острова. Восхитительная беззаботность!

— Значит, островной отдых вам нравится?

Владимир Вишневский:
— Да, в том числе. Недаром с моей легкой руки прижилось выражение «Канары как норма жизни». Самый стильный остров — Лансароте, знаменитый недавно успокоившимся вулканом и молодой, волшебной почвой, из которой, если ткнуть в нее палкой, может забить гейзер, а на горячем песке там реально жарить яичницу... В то же время я считаю снобизмом презирать доступные и функциональные турецкие курорты или солнечные тунисские — с их прекрасной талассотерапией и бодрящим массажем. Главное, чего надо бояться везде, — пресыщения.

— Как вы обычно проводите дни в незнакомом месте?

Владимир Вишневский:
— За границей я люблю сидеть в кафешках, бродить по улицам, заходить на базар, смотреть на иностранцев, особенно на иностранок, которые несут на себе печать некой недоступности. Есть такое замечательное испанское слово «пакеро» — мужчина, любующийся женщинами. Вот я как раз он и есть. Мне нравится пропускать иноземный народ сквозь себя. С детства сохранилось ощущение, что каждый житель другого государства, пусть даже самый заурядный, — носитель определенного таинственного колорита. Спустя годы я понял, что самые счастливые — это влюбленные иностранцы, а самые загадочные — иностранцы-старики.

— Что во время отпуска вы категорически не приемлете?

Владимир Вишневский:
— Я уже отказался от большого количества круизов. Как представлю, что предстоит полмесяца плыть в замкнутом пространстве корабля, — сразу плохо становится. Еще терпеть не могу экскурсионные туры, с гидом во главе и пробежкой по основным национальным музеям. Я рассматриваю галереи как культурологическую необходимость и полностью согласен с одной польской поэтессой, которая сказала, что при виде музея у нее подкашиваются ноги от усталости. Единственное заведение, которое не заставило меня скучать, — музей восковых фигур мадам Тюссо в Лондоне. Его остроумие и внутренняя драматургия действительно захватывают.

— Национальную кухню вы воспринимаете с большим оптимизмом?

Владимир Вишневский:
— Несомненно. Обожаю острые аргентинские и арабские блюда. И что бы ни прописывали врачи, из большой еды я, видимо, уже не уйду никогда.

— В какой стране вы оказались, когда в первый раз пересекли границу?

Владимир Вишневский:
— В Германии. Поехал туда, еще будучи советским студентом, в 19 лет, в составе стройотряда. Все кругом тогда было восхитительно-запретное, я с восторгом глазел на изобилие витрин и полной грудью вдыхал тамошний воздух. Испытывал острое чувство счастья, «смаковал» свою первую заграницу. Потом я часто бывал в дружественных странах соцлагеря, например Болгарию исследовал досконально, даже язык выучил...

— А какой город Европы оставил наибольший след в душе?

Владимир Вишневский:
— Наверное, Рим. В Вечном городе я был всего несколько дней, но регулярно заходил в изумительнейший парк «Вилла Боргезе», который, кажется, изнемогает под гнетом собственной роскоши. Предвосхищая незаданный, но неизбежный вопрос о том, где бы я еще хотел побывать, скажу: увидев примерно тридцать стран, понял, что существуют всего два места, куда бы я желал немедленно отправиться, — Бразилия и Куба. Это абсолютно мужские страны, в которых много разнообразных женщин и присутствует как минимум натуральная услада для глаз, они меня
манят чрезвычайно.

— Интересно, а банальная Америка не обманула ваших ожиданий?

Владимир Вишневский:
— Совсем нет. Я не разочаровался в ней как в самой удобной, технологичной стране мира. Пусть над ее нравами иронизируют, но частная жизнь американцев не зависит от прихода к власти того или иного политика. Их Нью-Йорк — великий город, Лос-Анджелес мне не слишком понравился, а вот Чикаго — очень приятный, веселый, с типично американским интерьером. Например, там имеется ресторан, в котором принято шуметь и кидаться салфетками.

— Есть вещи, которые кочуют с вами из путешествия в путешествие?

Владимир Вишневский:
— Да. И я давно выработал такой принцип: в чемодан обязательно надо кидать несколько как бы лишних вещей, которые не знаешь куда наденешь. Наличие резервных нарядов успокаивает, появляется необходимость выбора.

— Как часто, на ваш взгляд, стоит отправляться на исследование новых широт?

Владимир Вишневский:
— К отдыху нужно быть готовым всегда. Ведь свобода передвижения — это блаженство. Но люди почему-то, лишь находясь в заточении, начинают ее ценить и жалеть об упущенных возможностях. А мы сейчас, Слава Богу, в любой момент можем прервать какой-то нудный процесс и немедленно сняться с якоря, наметив путь в неизведанное. Короче, когда судьба приглашает к танцам, как писал Курт Воннегут, надо принять ее приглашение. 

 

На страницу Владимира Вишневского...
Фото Владимира Вишневского...
Диск Владимира Вишневского...

МУЗЫКАЛЬНО-ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА
«ТРИО на АРКАНЕ»
 


* * *
Союз Юмористов